Лисицкий, Лазарь Маркович

Материал из Витебская энциклопедии
Версия от 21:23, 24 ноября 2021; Резонёр (обсуждение | вклад) (Галерея)

(разн.) ← Предыдущая | Текущая версия (разн.) | Следующая → (разн.)
Перейти к: навигация, поиск
El-lisickiy1.jpg

Ла́зарь Ма́ркович (Мо́рдухович) Лиси́цкий (Эль Лисицкий) (10 (22) ноября 1890, с. Починок Смоленской губернии (ныне г. Починок Смоленской области РФ) — 30 декабря 1941, Москва) — советский художник и архитектор, выдающийся представитель русского и еврейского авангарда.

Биография

Лазарь Лисицкий родился 10 ноября 1890 года на станции Починок Смоленской губернии в семье ремесленника. Учился в реальном училище Смоленска, живя у своего деда. Летние каникулы проводил в Витебске, где в 1903 году начал заниматься в «Школе рисования и живописи» Иегуды Пэна. После окончания училища поступил на архитектурный факультет Высшей политехнической школы в Дармштадте (Германия), которое окончил в 1914 году. Затем, для получения российского диплома, ещё два года (1915—1916) проучился в Рижском политехническом институте, эвакуированном в Москву.

После получения образования Лазарь Лисицкий входил в кружок еврейской национальной эстетики «Шомир»[1][2], созданный в конце 1916 года. Активное участие в «Шомире» принимала витебская художница Полина Хентова, в которую Лисицкий был безответно влюблён.
Лисицкий принимал участие в выставках Еврейского общества поощрения художеств (выставки в 1917 г. и 1918 г., Москва, в 1920 г., Киев) и в выставках объединения «Мир искусства» (1916 г. и 1917 г.).
Летом 1918 года Лисицкий с Хентовой уезжают в Киев. Там они активно включаются в работу Художественной секции украинской Культур-Лиги[3], созданного в апреле еврейского объединения.

Витебский период

Л. Лисицкий в мастерской Народного худ. училища, 1920

В 1919 году Полина Хентова уезжает к родственникам в Витебск. Вслед за ней, в середине мая, приезжает Лисицкий.
19 мая объявлен конкурс на эскизы типовых декораций для народных театров. Среди премированных — эскиз занавеса работы Лисицкого.
В середине июля Лисицкий назначается руководителем организованных в Витебском Народном художественном училище мастерских графики, печатного дела и архитектуры[4].

16 июля объявлен набор учащихся в мастерские. В витебских «Известиях» напечатана об этом заметка.
Это (имеющееся в мастерских оборудование) дает возможность мастерским выполнить ряд задач, поставленных современной книгой, плакатом, лубком и всем прочим, что рождается от совместной работы художника и машины. Двери мастерских широко открыты для всех товарищей наборщиков, литографов,всех близких литографскому делу для совместной работы над установлением новых достижений при помощи одного только типографского материала.

18 июля в витебских «Известиях» опубликована гравюра Лисицкого — портрет Льва Троцкого.

9 августв в этой же газете сообщалось о выходе специального выпуска РОСТА.
Завтра витебское отделение «РОСТА» совместно с губагентством «Центропечати» выпускает специальный агитационный номер РОСТА (...) В номере будут помещены (...) карикатуры художника Лисицкого.

16 августа в витебском еженедельнике «Школа и революция» опубликована статья Лисицкого «Новая культура».

Во многом благодаря Лисицкому, увлекавшемуся супрематизмом, в ноябре 1919 года в Витебск приехал преподавать создатель супрематизма Казимир Малевич. Вместе с Малевичем, Лазарь Лисицкий участвовал в создании и работе авангардного художественного объединения УНОВИС. Лисицкий и Малевич декорировали здания города к праздникам в супрематическом стиле, создали торжественное убранство театра к второй годовщине витебского Комитета по борьбе с безработицей, устраивали выставки, философские диспуты. В Витебске Л. Лисицкий впервые использовал псевдоним Эль Лисицкий.

Летом 1921 года Лисицкий был вызван в Москву во ВХУТЕМАС [5] вести курс истории архитектуры и монументальной живописи.
В 1920 году Полина Хентова через Киев выехала в Берлин. Лисицкий поехал за ней в Германию.[6] [7] В 1921—1925 годах жил в Германии и Швейцарии. В 1922 г. вместе с И. Г. Эренбургом основал журнал «Вещь», в 1925 г. совместнос М. Штамом и Г. Шмидтом — журнал «АВС», а также с Г. Арпом в Цюрихе издал книгу-монтаж «Кунстизм»[8]. Вступил в голландскую группу «Стиль».

После возвращения в Москву занимался оформлением книг, журналов, плакатов. С 1926 года преподавал в ВХУТЕИНе[9], вступил в ИНХУК[10]. Создал несколько архитектурных проектов.

Умер 30 декабря 1941 года в Москве. За несколько дней до смерти многотысячным тиражом был отпечатан его плакат «Давайте побольше танков... Всё для фронта! Всё для победы!».

Творчество

Ранние годы активной творческой деятельности Л. Лисицкого, в основном, были отданы оформлению книг на идише («Пражская легенда» М. Бродерзона, 1917; «Козочка», 1919; «Украинские народные сказки», 1922, и др.). Первоначально, национальная тема был главной для художника, заставляя стремиться к созданию нового еврейского искусства.

Клином красным бей белых (плакат). Витебск, 1920

Но революционные годы пробуждали в творцах того времени космополитизм, не стал исключением и Лазарь Маркович. Под влиянием Малевича Лисицкий погружался в мир супрематизма. Это выражалось в создании супрематических плакатов, оформлении книг («Супрематический сказ про два квадрата», 1922). Одной из самых известных работ Лисицкого стал плакат «Клином красным бей белых», отпечатанный в Витебске в 1920 году. В Витебскому периоду творчества относится также плакат «Победа над солнцем»[11].

В 1919—24 годах художник создавал пространственные композиции, которые он называл «проунами» (проект утверждения нового). Проуны представляли собой визуальное изображение утопических архитектурных идей художника – это оторвавшиеся от земли, устремлённые к небу или находящиеся в состоянии невозможного для земной архитектуры равновесия конструкции.

Архитектурная деятельность Эля Лисицкого заключалась в создании проектов «горизонтальных небоскрёбов» (1923—25). В 1930—1932 гг. в Москве по проекту Лисицкого была построена типография журнала «Огонёк». В 1930-х гг. Эль Лисицкий оформлял журнал «СССР на стройке», альбомы «15 лет СССР» и «15 лет РККА»[8].

Также, Эль Лисицкий увлекался фотографией и фотомонтажом. В 1924 году с помощью техники фотомонтажа он создал автопортрет.

Галерея

Примечания

  1. Яков Брук. Из художественной жизни революционной Москвы. Кружок еврейской национальной эстетики «Шомир»
  2. Яков Брук. Яков Каган-Шабшай и Марк Шагал
  3. Клер Ле Фолль. Киевская Культур-лига и Витебская художественная школа
  4. Ракитин Василий. Илья Чашник. Художник нового времени / Науч. ред. Ирина Лебедева, Андрей Сарабьянов, Александра Смирнова. — М.: RA, Palace Editions, 2000. — С. 10. — 2000 экз. — ISBN 5-85164-077-4.
  5. Высшие художественно-технические мастерские
  6. Он был в неё безумно влюблен, а она к нему совершенно равнодушна, может быть, только ценила как художника. Он из-за неё стрелялся, прострелил себе лёгкое и потом из-за этого болел всю жизнь. Об этом никто не знает, мне это рассказала жена Лисицкого Софья Кюпперс.
  7. мое внутреннее положение совершенно личного характера, ни с искусством, ни с моим отношением к чему-либо нас связующему не имевшее. Это меня на пару лет от очень многого оторвало1. Теперь я опять возвращаюсь в жизнь, если уж болезнь не подведет. 6 сентября 1924 года
  8. 1 2 Знаменитые русские художники: Биографический словарь — СПб.: Азбука, 2000. — С. 154—156. — 400 с. — 10 000 экз. — ISBN 5-7684-0518-6
  9. Высший художественно-технический институт
  10. Институт художественной культуры
  11. Энцыклапедыя літаратуры і мастацтва Беларусі: У 5-і т. Т. 3. Карчма — Найгрыш / Рэдкал.: І. П. Шамякін (гал. рэд.) і інш. — Мн.: БелСЭ, 1986. — 751 с. — 10 000 экз
  12. Повелительно-указующее движение уновисского предводителя своей преднамеренностью, постановочностью также переводило моментальный снимок в ранг исторического документа - правда, мягкое прикосновение Натальи Ивановой, доверчиво опиравшейся на руку Малевича, как-то укрощало авторитарную однозначность жеста. Поразительна и психологическая оркестровка группового портрета - гамма разнородных чувств рисовалась на лицах уновисцев, ехавших завоевывать Москву. Жестковдохновенный темноликий Малевич; воинственный, взъерошенный Лазарь Хидекель; печальный, отрешенный Лазарь Зуперман; бодрый, деловитый Иван Гаврис (похоже, что под мышкой у него уновисский альманах) - и лишь неистребимая жизнерадостность Веры Ермолаевой да наивного маленького подмастерья, выглянувшего из-под руки вождя, расцвечивали улыбкой напряженную серьезность Уновиса. На снимке, помимо Малевича, запечатлены все руководители Единой живописной аудитории: Нина Коган, Лазарь Лисицкий, Вера Ермолаева; подмастерья школы - Моисей Векслер, Моисей Кунин, Лазарь Хидекель, Яков Абарбанель, Иван Гаврис, Иосиф Байтин, Ефим Рояк, Илья Чашник, Эфраим Волхонский, Фаня Белостоцкая, Наталья Иванова, Лев Юдин, Хаим Зельдин, Евгения Магарил, Лев Циперсон, Исаак Бескин; имена остальных установить пока не удалось. У Лисицкого и Байтина, опиравшегося на плечи Гавриса, уновисская эмблема прикреплена на обшлаге рукава; у Векслера в переднем ряду и у Зельдина в глубине вагона черный квадрат приколот на груди. Кругловидная «супрема» (слово уновисцев) в руках Малевича - не блюдо, как могло бы показаться с первого взгляда. Ее автором, очевидно, был Чашник,[1]

Источники