Продвижение советских войск к Витебску (осень-зима 1943)

Материал из Витебская энциклопедии
Версия от 19:46, 6 декабря 2022; Резонёр (обсуждение | вклад)

(разн.) ← Предыдущая | Текущая версия (разн.) | Следующая → (разн.)
Перейти к: навигация, поиск

Действия Калининского фронта (20 октября 1943 переименован в 1-й Прибалтийский) с октября 1943 по январь 1944 года по освобождению Витебского района. Формально в 1943 году Калининскому фронту не ставилась задача захватить Витебск, но фактически, овладение Витебском планировалось еще в ходе Смоленской операции (август—сентябрь). Более поздние наступления на территории Витебского района сейчас считаются частью локальных наступательных операций с севера (Невельская и Городокская), тем не менее, к середине января 1944 года Витебский укрепрайон был охвачен полукольцом: с северо-запада железная дорога «Витебск—Полоцк» была перерезана за Старым Селом в нескольких километрах от Двины, с юго-востока Красная армия была в 14 км от Витебска (по оршанской автомобильной дороге) в нескольких километрах от Лучосы.

Василий Медведев. «Под Витебском». 1943 год

Хронология

Калининскому фронту было приказано, продолжая наступление левым крылом, главные усилия направить на захват Витебска. На рубеж Понизовье, Пунищи, Каспля выйти 26-27 сентября и овладеть Витебском не позже 9-10 октября[1].

Командующий Калининским фронтом Еременко:

Штабом [Калининского] фронта был разработан план Велижско-Демидовской операции и еще 15 сентября [1943] документ с его изложением отослали в Генеральный штаб.

В нем, в частности, отмечалось: «Второй этап – окончательный разгром велижско-демидовской группировки, выход в район Витебск, ст. Крынки, Лиозно и захват Витебска <...> Ставка, однако, не смогла выделить нам дополнительно никаких сил. Несмотря на это, мы все же продолжали усиленно готовить эту операцию; но пришлось ее исполнение передвинуть на более поздний срок[2].

Духовщинско-Демидовская операция (заключительный этап Смоленской операции) завершилась овладением Рудни (29 сентября 1943). Но 2 октября почти двухмесячное наступление Красной армии (операция «Суворов») остановилось.

Невельская операция

С 6 по 10 октября проходила так называемая Невельская наступательная операция Калининского фронта, хотя изначально была просто «Витебской». Приказ командующего фронта о наступлении начинался так

27 сентября 1943:

Командующим 3 и 4-й ударными армиями, командующим родов войск фронта, начальнику Политуправления инженерных войскам связи и тыла:

  1. Противник, разбитый на Смоленском направлении, стремится задержать наступление наших войск на Витебск, выиграть время для подготовки оборонительных рубежей.
  2. Войскам Калининского фронта поставлена задача: разгромить 3-ю танковую армию противника и овладеть гг. Витебск и Полоцк.
Приказываю:[3]

Ставкой Верховного главнокомандования была поставлена задача овладеть г. Витебском ударом 39, 43-й армий и левого крыла 3-й ударной армии.
В своих воспоминаниях командующий фронтом А. И. Еременко намекает, что вопреки приказу Ставки организовал наступление не на Витебск, а на Невель.

Для того чтобы ввести противника в заблуждение относительно наших целей и создать для войск фронта выгодное в оперативном отношении нависающее положение нашего правого крыла над витебской группировкой противника, необходимо было овладеть Невелем. В этот замысел были посвящены первоначально лишь командармы двух ударных армий и начальник штаба фронта. Ставке тоже не было сообщено подробностей этого плана, чтобы не терять драгоценного времени на всякого рода увязки и уточнения. Всю ответственность я взял на себя, ибо был уверен в успехе[2].

Но судя по всему удар по Невелю задумывался, как второстепенная задача, главной целью было освобождение Витебска и именно на этом направлении были задействованы основные силы обеих сторон.
В районе Лиозно, несмотря на тяжелую для немцев ситуацию, прорвать их оборону 6 октября не удалось, только 8 октября наши войска смогли выйти на восточную окраину поселка. По немецким оценкам именно здесь был главный удар фронта Еременко.
Только 10 октября немцы отошли на 10 км на рубеж линии обороны «Пантера». Им пришлось также провести перегруппировку. Часть полосы VI армейского корпуса была передана соседнему корпусу 3-й танковой армии. В подчинение командующего 3-й танковой армии Георга Райнхардта перешёл ещё и LIII армейский корпус. В состав 3-й танковой армии начали прибывать 20-я танковая дивизия и 505-й тяжёлый танковый батальон, на 10 октября насчитывавший 13 танков «Тигр».
Фактически наступление не получилось и о нём не особо упоминают, зато Невельский прорыв явился полноценной наступательной операцией.

Захват Невеля (доклад о взятии в 16:40 6 октября) частями 3-й ударной армии К.Н. Галицкого был таким быстрым и чётким, что в немецких штабах успели зафиксировать только сам факт прорыва обороны на стыке групп армий. Не сразу выяснили, что советские войска прорвали оборону 263-й пехотной дивизии, смяли один её пехотный полк, и, несмотря на переброску в состав XLIII армейского корпуса дополнительных частей, организовать хоть какое-то активное сопротивление немцы не сумели.
Вероятно, с самого начала боевых действий на всём северо-западном направлении Невель стал первым городом, который удалось освободить так быстро и легко.
К 10 октября немцы смогли стабилизировать фронт, а войска Еременко, хотя и расширили фронт прорыва, но не смогли сходу развить неожиданный и достаточно серьезный успех.

Из директивы Ставки ВГК от 16 октября:

Войска Калининского фронта поставленную им задачу – овладеть к 10 октября Витебском – не выполнили. Одной из причин этого является неорганизованность наступления… Оно ведется не всеми силами фронта, более или менее одновременно, а отдельными армиями на отдельных участках, …что дает возможность противнику маневрировать своими силами и создавать кулаки для противодействия

В октябрьских сражениях фронт потерял 56 474 человека убитыми, ранеными и пропавшими без вести[4].

Прибалтийские фронты

Захват Невеля утвердил новые планы Москвы. Согласно Директиве Ставки ВГК № 30218, следовало готовить наступление с целью овладения Ригой. 10 октября в районе Невеля был создан новый фронт, названный Прибалтийским. Калининский фронт должен был передать ему 3-ю Ударную армию.
Калининскому фронту предстояло в первую очередь овладеть Витебском и после этого главный удар направить вдоль Двины в направлении Полоцк — Даугавпилс — Рига.
20 октября Калининский фронт был переименован в 1-й Прибалтийский, а Прибалтийский фронт — во 2-й Прибалтийский.

Фронт Ерёменко уже который месяц почти непрерывно вёл боевые действия. Стрелковые части были откровенно слабыми. Подвоз боеприпасов и эвакуация раненых были крайне затруднены.
С немецкой стороны находились соединения 3-й танковой армии: четыре армейских корпуса, в составе которых имелось более десяти дивизий и боевых групп. Несмотря на все понесённые ранее потери, немцы могли рассчитывать на хорошую работу служб снабжения, их транспорт обеспечивал доставку боеприпасов и т.д.
Но пока немцы готовили контрнаступление в районе Витебска, 4-я Ударная армия 2 ноября 1943 года прорвала их оборону юго-восточнее Невеля.
В ноябре 39-я и 43-я армии безуспешно пытались продвинуться к Витебску с востока. В отличии от них 4-я Ударная армия 9 ноября вновь прорвала оборону противника и создала угрозу обхода Витебска с северо-запада.

Ставка продолжала требовать взятия Витебска и Еременко попробовал усилить наступление с северо-востока. 13 ноября Ерёменко приказал ввести в бой два корпуса: 3-й гвардейский кавалерийский и 5-й танковый, предполагая 15 ноября овладеть Витебском.
Но эти корпуса смогли начать прорыв к Городку только 16 ноября, причем поддержать их было некому.
В итоге, за месяц правый фланг войск 4-й ударной армии продвинулся на глубину до 55 км (тем самым создав нависающее положение по отношению к северному флангу витебской группировки противника), а на левом фланге (восток Витебского района) войска 43 и 39-й армий продвинулись вперед лишь на 10–15 км.

19 ноября за срыв наступления А. И. Еременко был снят с должности[5], а командующим войсками 1-го Прибалтийского фронта был назначен И. Х. Баграмян.

Городокская операция

Городокская операция. 13 — 31 декабря

Несмотря на приказ о немедленном наступлении, новый командующий фронтом запросил месяц месяц отсрочки (из-за непогоды).
Городокская наступательная фронтовая операция началась 13 декабря. В отличии от молниеносного захвата Невеля, взятие Городка происходило очень тяжело, в течении 5 дней он несколько раз переходил из рук в руки и был окончательно освобожден только 24 декабря</ref>.
Вследствие этого не удалось выполнить план по окружению частей противника, которые изначально располагались в «мешке» севернее Городка.

После освобождения Городка войска фронта уже 25 декабря без паузы продолжили наступление с тем, чтобы к 30-31 декабря с ходу овладеть Витебском, но несмотря на прилагаемые усилия, соединения 11-й гвардейской и 4-й ударной армий до конца декабря 1943 г. преодолели на отдельных направлениях лишь от 5 до 7 км.
Декабрьское наступление в районе Городка ликвидировало угрозу окружения находящейся в «Невельском мешке» 3-й и 4-й армий, но в целом советское командование оценивало операцию как не полностью достигшую поставленных целей и требовало продолжать наступление на Витебск.

43-я армия

На 16 декабря 43-я армия могла выставить на поле боя шесть стрелковых дивизий, две стрелковые бригады, одну танковую бригаду, одну мехбригаду и один танковый полк, имевшие всего 7969 активных штыков, из которых 5442 были в первом эшелоне, при поддержке 26 Т-34, 14 Т-70 и четырёх Т-60.
Особенно ожесточенные бои 43-я армия вела в районе автодороги Витебск — Сураж, т. к. в декабрьских условиях дорога имело первоочередное значение и немецкие опорные пункты располагались вдоль неё.

Показателен бой у деревни Холудные[6] Суражского района.
19 декабря наш 2-й танковый батальон[7] 60-й танковой бригады захватил деревни Михалово и Холудинье, в районе которой был остановлен сильным огнём самоходных орудий и занял оборону. За день боя два Т-34 сгорели, ещё два подорвались на минах, а два были подбиты. Погибло три человека, четыре было ранено. Танкисты доложили об уничтожении трёх 88-мм орудия, двух ПТО, одного танка Pz.Kpfw.IV и до 50 солдат и офицеров из состава 11-го пп. Было захвачено два 88-мм орудия и четыре пулемёта.
20 декабря наши позиции атаковал 2-й батальон 11-го гп при поддержке до 25 «Тигров» 501-го ттб и до 14 штурмовых орудий 245-го дшо («Фердинанды»). Все советские танки были сожжены или подбиты. Но, даже потеряв все машины танкисты и рота ПТР 429-го отдельного истребительно-противотанкового дивизиона[8] 306-й Рибшевской Краснознамённой стрелковой дивизии не отступили. Только один расчет из двух бронебойщиков[9] подбил два «Тигра», причем первый «Тигр» (комбата Эрих Лёве / Erich Löwe) подбил красноармеец Анатолий Угловский, бросившись с гранатой под танк.

Штаб 43-й армии:

В пятидневных боях стрелковые части ударной группы сильно обескровлены. К утру 23.12.1943 в полках осталось по 2–3 стрелковых роты численностью в 25–30 человек. 179-я сд имела всего три стрелковых роты по 60 человек в каждой. Командарм решил продолжать выполнять боевую задачу действиями ночных отрядов

Причиной того, что ослабленная 43-я армия не оставляла попытки атаковать было то, что и у немецкой стороны дела были не лучше. Потери только 14-ти батальонов с 17 по 24 декабря составили примерно 2200 человек, а фактические потери всех остальных подразделений без учёта пополнений были значительно больше.
В конце декабря немцы на этом участке отступили на линию обороны «Медведь» / Bären-Stellung (деревня Белыновичи в 17 км от Витебска).

39-я армия

39-я армия на востоке от Витебска смогла перерезать железнодорожную линию в районе д. Копти и подошла к оршанской автомобильной дороге в 14 км от Витебска, но в целом, продвижение было незначительным.

В ходе Городокской операции было освобождено свыше 1220 населенных пунктов, но она так и не стала Витебской.

Потери

Потери фронта за октябрь – декабрь составили 168 902 человека, в том числе 43 551 человек – безвозвратно.
В последствии командующий 1-м Белорусским фронтом И. Х. Баграмян объяснял большое количество потерь нереалистичностью приказов, которые отдавала Ставка ВГК.

Постановка задач, превышающих по своему объему возможности войск, была своего рода методом, особым приемом руководства, имевшим целью добиться максимальной активности наших наступательных действий в Белоруссии…[4]

Январь 1944 года

3 января с севера начала наступление 4-я ударной армии. Её соединения прорвали оборону противника на глубину до 5 км, но уже 4 января продвижение было остановлено частями немецкого 9-го армейского корпуса.
С востока Витебска 84-й и 5-й гвардейский стрелковые корпуса из состава 39-й армии вклинились через шоссе Витебск – Орша на запад было, но их наступление было ликвидировано немецкими контратаками.

6 января начали наступление стрелковые дивизии 11-й гвардейской армии совместно с бригадами 1-го танкового корпуса. На отдельных участках они смогли преодолеть 1-2 км, однако, уже на следующий день в результате сильного огня вражеской артиллерии понесли большие потери в людях и танках. Так, в 89-й танковой бригаде были выведены из строя 43 из 50 боевых машин.

Катастрофа на льду озера Лосвидо 7 января 1944

Чтобы обойти основные опорные пункты противника, которые располагались вдоль шоссе Городок—Витебск, командующий 11-й гвардейской армии генерал-лейтенант К.Н. Галицкий направил три стрелковые дивизии по льду озера Лосвидо, протяженность которого с севера на юг составляла около 8 км.
36 гвардейский стрелковый корпус в составе 11 и 18 гвардейских стрелковых дивизий и 58 гвардейского стрелкового полка 235 стрелковой дивизии выдвинулись утром 7 января и не встречая сопротивления противника двигаясь в колоннах, преодолели почти все озеро. Однако когда до южного берега (у д. Могучева) оставалось несколько сот метров, они были встречены сосредоточенным огнем орудий, минометов и пулеметов. Обстрел вёлся по всему восточному берегу озера (Герасимова, Сафоново, Маменькина, Батали). От разрывов снарядов и мин лед на озере был разрушен, и на его поверхности образовались обширные полыньи и участки с открытой водой. Итогом разыгравшейся трагедии стала гибель фактически всей группировки[4].
Есть немало рассказов местных жителей об озерном льде, черном от вмёрзших трупов красноармейцев[10][11].

К 18 января в результате непрерывных боёв удалось прорвать оборону противника севернее Витебска, выйти на ближние подступы к городу, перерезать участок железной дороги Полоцк – Витебск и охватить с северо-запада витебскую группировку немецкой 3-й танковой армии. Но овладеть городом и в этот раз войска 1-го Прибалтийского фронта не смогли. Баграмян отдал приказ о прекращении наступления «с целью лучшей подготовки и доукомплектования войск…».
Следующее масштабное наступление на Витебск началось в феврале 1944 года.

Местное население

Устраивая мощные линии обороны немцы насильно эвакуировали всех жителей в тыл, а дома и колхозные строения разбирали для постройки блиндажей и фронтовых укреплений (см. протокол допроса жителей деревни Остряне). Из описания расспросов военно-патриотического клуба «Искатель» ПТУ-96 около деревни Вороны.

Бруева Л. Н. «Пока не похоронен последний павший солдат…» С.32:

Во всех походах ребята расспрашивали местных жителей – искали очевидцев боев. Но найти их оказалось непросто: фронт в этих местах стоял девять месяцев. Немцы ещё осенью 1943 года угнали жителей в Литву, деревни были пустыми…[12]

После освобождения от немецкой оккупации, мужчин сразу же забирали на службу в Красную Армию.
Судя по именным спискам безвозвратных потерь, многие призванные в Лиозненском районе погибли уже во время декабрьского наступления 1943 года и были похоронены в братских могилах на территории своего Лиозненского района (до 1949 года ЕреминоДрюково были в Лиозненеском районе),

Режим советской власти

«О режиме в освобожденных от немецких оккупантов населенных пунктах Витебской области» 4 декабря 1943 г.:

  1. Установить 50-километровую прифронтовую режимную зону, разрешив проживание на ее территории гражданам, являющимся жителями таковой. Все граждане, вышедшие из тыла противника, размещаются на временное местожительство по указанию местных органов власти.
  2. Запретить передвижение гражданам, жителям режимной зоны, с одного населенного пункта в другой без справок сельских Советов
  3. Разрешить выезд в режимную зону только по пропускам, выдаваемым органами НКВД <...>
  4. Запретить в 50-километровой режимной зоне передвижение граждан в ночное время с 10 часов вечера до 6 часов утра[13]


Примечания

  1. Освобождение Смоленска, Рославля, Духовщины, Демидова / Истомин В.П. Смоленская наступательная операция (1943 г.). — М., Воениздат, 1975.
  2. 1 2 Еременко А. И. Годы возмездия. 1943–1945
  3. Архив МО СССР, оп. 2002, д. 1013, стр. 36–37.
  4. 1 2 3 Наступление Калининского (1-го Прибалтийского) фронта на невельском, городокском и витебском направлениях Минобороны России
  5. с формулировкой по состоянию здоровья
  6. На карте 19 века — Хлыдный
  7. наступал в два эшелона 1-й и 2-й ротами — 11 Т-34 и шесть Т-70, плюс два Т-34 комбата и начальника штаба батальона; в резерве оставались шесть Т-34 и три Т-70. Кроме того, один Т-34 использовался для эвакуации подбитых машин совместно с ремонтными службами.
  8. под командованием капитана Валлетто Всеволода Васильевича
  9. отделения противотанковых ружей под командованием сержанта Гогинова Петра Андреевича. Командир взвода лейтенант Федчун Григорий Селиверстович.
  10. 133 стрелковая дивизия - 18 гвардейская мотострелковая Инстербургская Краснознаменная ордена Суворова дивизия
  11. ВЧ 10226 Бой у озера Лосвидо
  12. Бруева Л. Н. «Пока не похоронен последний павший солдат…» (из истории поискового движения в Витебской области) справочное издание/ Л. Н. Бруева — Орша: Оршанская тип., 2009. — 406 с. фот. ISBN 978-985-90183-7-4
  13. ГАВО. Ф. 160. Оп. 5. Д. 2. Л. 7.

Источники